Сергей Валерьевич Ивкин (foxword) wrote,
Сергей Валерьевич Ивкин
foxword

Categories:

Александр Костарев

Сегодня презентация книги у моего друга, очень светлого поэта Александра Костарева.
Несколько стихотворений Александра мне снятся время от времени: то есть я во сне существую внутри его стихотворений. Это очень интересное чувство, не раздражающее, другой уровень восприятия, таких ощущений нет в реальности.

***
Просидишь весь день за своим компом,
в мониторе тонешь (какая драма!),
и уже не хочется ни о ком,
да и сам едва ли не голограмма.

То ли выпал снег, то ли это фон
за окном сменили, опять на белый.
Но настанет утро, и выйдешь вон,
и продолжишь вновь совершать набеги

на места культуры, еды, питья,
а потом срастешься с толпой в маршрутке,
где на всё, что мыслится, есть статья
и любое горе сводимо к шутке.

Просидишь всю ночь, а потом еще,
а потом уснешь, и тебе приснится,
будто жизнь твоя по щекам течет.
И ее глаза. И ее ресницы.

***
Под деревьями скамья,
вишня сладкая, вот это —
ты сидишь, а это — я,
только позапрошлым летом.

Я теперь и не знаком
с ним. Он медленно из парка
вышел и пошел, тайком
улыбаясь, через арку,

а потом по мостовой,
пережитое смакуя,
будто прятал за щекой
косточку от поцелуя.

***
Олегу Дозморову
Я в детстве не любил ни суп, ни кашу.
Сидел и ложкой тихо ковырял
еду, и говорила мама: «Саша,
покушай!» Этот скучный сериал

тянулся, и, чтоб как-нибудь ускорить
процесс, мне обещали, что на дне
тарелки я, как съем, найду такое,
что небезынтересно будет мне,

рисунок, в смысле, да — изображенье,
ну, зайчик там, слоненок или лев.
Так любопытство и воображенье
за аппетит работают в пять лет.

Невинная и милая уловка,
а дальше я справлялся как-то сам.
И, мигом вылетая из столовки,
служил не кулинарным чудесам.

По-прежнему завал и нет ответа,
что я увижу, вычерпав до дна
всю эту муть? Подобие рассвета,
картинку, что пока мне не видна?

***
Будет у нас своё
самое жаркое лето,
небо и водоём,
фото, где мы вдвоём.

Будут у нас свои
зимы за минус сорок,
кровопролитные ссоры,
кухонные бои.

Будет у нас совсем
как у людей. Собака,
кошка, “погладь рубаху”
и “заведи на семь”.

Будут у нас гостить
и оставаться на ночь.
Мы позабудем напрочь
тех, с кем могли бы жить.

Будут свои у нас
стены, и в окнах щели,
маленькие качели
на турнике, и газ

в каждой конфорке. Ты
будешь сидеть на кресле
и говорить: «А если…»
Я принесу цветы.

Будут еда, вода,
белая в пятнах скатерть,
зеркало, где мелькать мы
будем туда-сюда.

Лет, например, до ста
будем, но переста…

***
Лиса поймала мышь, а та, как речь, —
живая тоже, бьётся в рыжей пасти.
Она её весь день могла стеречь,
как строчку стерегут счастливой масти.

Она её почти что на лету
схватила, вспоминая чувство это,
когда живое вертится во рту —
доступное лишь зверю и поэту.

(с) Александр Костарев

(с) афишка моей работы
Tags: Александр Костарев, Поэты Екатеринбурга
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments