?

Log in

No account? Create an account
***
Светолюбивы женщины. Они
Не могут пыль на стеклах окон видеть,
Им докучают пасмурные дни,
Их черным словом так легко обидеть.

И светоносны женщины. Нельзя
Представить даже, что за темень будет -
Исчезни вдруг их ясные глаза
И маленькие матовые груди.

***
Чего ты только там не сочинила
В открытке - умоляя и грозя:
Ремонт, ветрянка… Как все это мило!
Я не дурак, я знаю - к вам нельзя.

Здесь, на земле, любовь зовется “шашни”.
Зато уж там, на истинном суде,
Забыв об осторожности вчерашней,
При всех богах прижму тебя к себе.

***
О, женщина! Что за натура!
Нарочно является к нам
Одним волоском белокурым
Связать по рукам и ногам.

Чтоб мы моментально привыкли
И выли, как волки, потом
На лунки от детской прививки
Под строгим её рукавом.

***
Если жизнь имеет продолженье
Где-то там, за Летою-рекой,
Снова погружусь в стихосложенье,
Сгорблюсь, как бывало, над строкой.

Вспомню все подробности, детали,
Добрые порывы и дела,
Чтоб мои читатели сказали:
“Как прекрасна наша жизнь была!”

***
Любовь не терпит суеты.
Ещё за днями дни продлятся,
пока надежды и мечты
в святые чувства превратятся.

Не заблуждайся, не тверди
о сокровенном так усердно.
Но не спеши, не уходи
из поля зрения и сердца.

***
Ты становишься всё красивЕе,
я - убогий старик, но смотрю
на тебя, мою нежную фею,
как на первую в мире зарю.

Ничего мне на свете не надо,
мои счёты с судьбой сведены.
Только две виноградинки взгляда
для меня в этом мире важны.

***
Страшно в царство тишины
Уходить навеки.
Стать бы деревом лесным
С птицею на ветке.

Чтобы мог подумать я,
Внемля песне нежной:
Это женщина моя,
Зов из жизни прежней.

(с) А.Решетов

Утреннее и весеннее

Эллегический диалог

                                         Екатерине Симоновой

- Не бывает больше таких золотистых дней,
осыпающихся, словно фреска,
прохладных, остающихся на пальцах
плоскими кусочками памяти,
лиловыми, терракотовыми, розовыми.

Выцветают, словно недодержанные фотографии,
висят на прищепках,
сворачиваясь по краям,
не сохраняются в цифре – мои дни.

Просят тактильного,
желают касаний,
дыхания на плече. Ничего сверх.


- Молишься сам за себя, потому и пустуешь.
Не проси и не жди,
раздавай, что скопилось.
Твоего: только ждущее сборки и роста.
Остальное – пускай.
Не твоё, воспевателя, дело.

Твоего: то, что жаждет
высокого грохота с неба,
полыхающих вишен
и вышитых бисером улиц,
заплутавших трамваев,
оставленных кем-то в пустыне,
убегающих птиц,
позабывших возможность полёта.
Остальное – не здесь.
Не твоя, врачевателя, ноша.

31. 03. 2015
(с) С.И.
Спасибо Елене Шепелевой. Внезапно в беседе промелькнуло... Немедленно сделал.
CXXVII

Ночи становятся днями Содома –
Видимо – гонит волну гематома, -
Давит на центр садо-ма..,
Сорные травы растут до морозов –
Даже когда ты младенчески розов –
Не доживёшь до экста…

Оргия – или агония смысла? -
Если не больно - система зависла,
Стрелки стригут воротник, -
Туже и туже грангола испанца –
В нашей любви недостаточно глянца,
Время – плохой ученик,

Или хороший учитель – всё то же
Перелагает – шагренью по коже,
Камнем в мелеющий пруд,
Впрочем, - где ил – там уходишь по ручки,
Если не Моськой, то родичем Жучки,
Сохнешь, как ивовый прут,

До буроватого цвета помоев, -
Вот из чего наш ковчег для изгоев,
Дух, отчего-то – квасной,
Ноты фальшивы, но пение – громко,
Вейся, верёвочка или постромка, -
Мы обернулись с женой.



CXXIX

Кризисом жанра зовётся другое -
Гирьки часов в состояньи покоя,
Зеркало под полотен… -
Ты приоткрой, загляни в эту смуту, -
Нечто подобное виделось Бруту –
Форум, курчавый шатен…

Вниз – это значит – к народу поближе,
Так о любви говорили в Париже –
Нет, не амор, но жите, -
Ряд поколений всеобщего траха,
В разных местах прохудилась рубаха,
Дело – в святой простоте, -

Выросли все, кто родился в сорочке,
Пни, опроставшие спящие почки, -
Преобразились в труху, -
Ряд превращений, далёких от понта,
Как-то темно за чертой горизонта,
Даром, что свет - наверху.

Ниже – багровые отблески лавы,
Песни протеста и счастья – кровавы,
Некоторые – чудны,
Переводи не дыханье – забвенье,
Ужасы Гойя – отходы горенья,
Как эгрегоры страны. –

Всякие – власти, религии, секты –
Если изжога – пожалуйте смекты,
Иль – среди гор и лесов… -
Желчь изливается горлом – старею,
Видимо кризис – сродни эмпирею, -
Выход закрыт на засов… -

Чем бестелеснее наши потуги,
Тем ядовитее споры о юге,
Севере - «русской душе»,
Некогда греки придумали речи,
Римляне – мрамор и женские плечи,
Я – сочиняю клише.

(с) Илья Будницкий
CXXVI
«Ночь» Микеланджело


Увидеть Рим не на картинке –
В распятьи трещин паутинки,
И там, где времени песок
Преображает лик былого –
Облечься в римлянина снова,
Извлечь мозаики мазок

Из-под напластований лавы,
Имперской гидрой многоглавой
Признать вульгарную латынь,
Культуру – кораблекрушеньем,
Потомков – грифовым круженьем,
И посоветовать - остынь –

Себе, обычному туристу, -
Не пусту месту быть, но чисту, -
Вся накипь выдохлась, что квас –
Что брага – день на солнцепёке, -
Нелепо рассуждать о роке
Среди языческих гримас.

Все клятвы всуе – пред богами. –
Пусть унесут вперёд ногами,
Но мы вернёмся в Вечный Рим! –
Судьба попляшет на могиле,
И, вместо пиний, там, где жили –
Мы только пепел сохраним… -

Что пепел, пеплос или гладий? –
Мой счётчик щёлкает на радий, -
Везде истории следы…
Но в Риме больше, чем где-либо
Жива моя дезоксириба,
Пусть дурно пахнет от воды.

От демократии дешёвой
Народу остаётся слово,
И влажный пурпур от страстей,
Затем религия смешная,
Как будто заспала Даная
Своих языческих детей

И не тускнеет лик Горгоны,
И мы – почти Пигмалионы –
Былое живо? – сердце прочь! –
Смотри, пока окаменеешь –
Ты жить без Рима не сумеешь…

Над Римом – царственная Ночь.



CXXVII

Все те, с кем разговаривал – молчат,
Как будто собрались в отдельный чат
И мы не совпадаем по частотам, -
Поэтому пишу без холодка –
Свобода продаётся с молотка,
Сменяется прескверным анекдотом, -

Пространство остаётся за спиной,
Как море, что оставил детям Ной,
А где ковчег – там камень или доски,
Не то что бы живущий – одинок,
Но гавкает до старости щенок, -
От счастья остаются отголоски.

Так радость от незнанья, слепоты? –
Чем жить, когда сбываются мечты,
И не с кем поделиться совершённым,
От майи пользы больше, чем вреда, -
Она манит, и ты идёшь туда,
Где облака спускаются по склонам. –

К вершине? – к отрицанию вершин, -
Так по воду повадился кувшин,
Посеял рожь, - как русло обмелело. -
Теперь живёт над пропастью во ржи,
И жалкое подобие межи –
Как письмена – след угля или мела, -

Из детства, где твой разум чёрно - бел,
Когда ты ни смиряться не умел,
Ни разделять бессмертие и смерти, -
Когда казались вечными роди…
Теперь ты оказался посреди
Безмолвия, белесой круговерти.

Фантазия за годы улеглась,
И статика подчёркивает связь
Меж миром и тобой – как отраженье,
Но ты – кривое зеркало, мираж,
И разговор, как чудо или блажь –
Скорее тишина, чем пораженье.

(c) Илья Будницкий
CXXIV

«Точно рассеянный взор отличника…»

Ожидание будит фантазию –
Так монах пробирается в Азию,
А там суфии, йоги, джайнизм… -
Нет, не втиснуться с новыми притчами,
Троеперстием, бесями, личами –
Треугольным подобием призм,

Словно солнце над линзою матовой, -
Горбоносая прелесть Ахматовой –
Где, на раннем портрете – худа, -
До запретного все мы – любители,
Куполами сверкают обители,
Полноводно тучнеют стада, -

Только всё это – песни дурацкие,
И вопросы, как правило – датские –
Быть ли мальчику, слезы Офе…
Обезьяна приходит за черепом,
Ожиданье становится деревом,
Иероглифом в пятой графе.

Там, где пирс утонувший – излучина,
Что-то вера соборами ссучена, -
Пахнет ладаном, льют фимиам,
Рты разинули, встали разинями,
Под дождями слепыми и синими,
Опадающими по краям.

Посмотри – не ослепла ли статуя? –
За весы перед вечностью ратуя,
Или местный блюдя колорит,
Станешь вышивкой жёлто-шафранною,
Или выточкой – выемкой рваною,
Или шапкой, что славно горит, -

Дни бегут, как по речке жемчужины, -
Ничего, что излучины сужены, -
Тем быстрее вода, крепче лёд,
Поднимаясь травой после странника,
Жизнь растёт, как любая органика,
Зародившись из торфа болот.



CXXМ

"Проплывает бардак золотой по реке"...
Лев Лосев


Везёт ли мне, как мокрому щенку,
Цветущему дунайскому венку,
Соломенному чучелу мороза –
На грабли наступая – не робей,
Начертанное слово – воробей,
Особенно когда верлибр и проза. –

Стирается, валяется в пыли,
Но в голые не лезет короли –
Не путать с правдой – дурочку не жалко, -
Она давно весёлая вдова,
И пляшет, как при шторме острова,
А наша муза – истая весталка! –

Впадает то в кликушество, то в мат,
Её глагол – божественный примат,
И что внизу – прочнее пирамиды,
Традиции, чей бог – гермафродит,
И, сколь ни полон сад кариатид, -
Но мужеству не место у Изиды –

Оставь надежду выплыть без потерь,
Плыви себе Осирисом, истерь,
Цитируя – « Я Бог! – Я – Царь!» - я вымок, -
Я не топор, но тот метеорит,
Что столь тяжёл, что даже не горит, -
Отсюда не идиллия, но снимок,

Набросок, смерчик, выжимка, чертёж –
Верлибр уже на прозу не похож,
И на стихи – но что-то, что-то, что-то… -
Какая-то болезнь,- как пастернак,
Как ведьминой метлой растущий злак,
Как дикая счастливая охота.

Спасаешься? – рокочет вдалеке,
Крапива проплывает по реке, -
В цветочках, как анисовое семя,
Слова перебираются к воде,
И пусто в книге жизни и везде,
Где жили мы, и где осталось Время.

(c) Илья Будницкий

Рукопись Войнича

Оригинал взят у philologist в Рукопись Войнича
Рукопись Войнича (англ. Voynich Manuscript) — иллюстрированный кодекс, написанный неизвестным автором на неизвестном языке с использованием неизвестного алфавита. По результатам радиоуглеродного анализа четырёх образцов манускрипта химик и археометрист Аризонского университета Грег Ходжинс установил, что рукопись создана между 1404 и 1438 годами в эпоху раннего Возрождения. В рукописи находится только одно реалистическое изображение города с крепостной стеной с зубцами типа «ласточкин хвост». В начале XV века такие зубцы встречались только в Северной Италии (позже они стали более распространёнными).



Read more...Collapse )

Для себя...

Оригинал взят у tanjand в Рисунки Виктора Гюго


Виктор Гюго известен своими книгами, но он также сделал более 4000 рисунков, особенно в 1848-1851 годы, в период, в течение которого он решил прекратить писать,  и посвятить себя политике.
Read more...Collapse )

Светлана Чернышова

две поэмы
...................Сергею Ивкину

я хотела посвятить тебе светлую поэму
такую светлую что невозможно прочесть ни слова
в слепящем свете
каждое слово солнечным пятном вспыхивает и рассыпается
на междометия
самую солнечную поэму о последних днях марта
когда стоишь онемевший ослепший
на метафизических сквозняках
и царапают горло расцветающие миндали и вишни
уже под хитиновыми фюзеляжами
сонных шмелей
зарождается

............гул

гул
.......гул
нектарный животворящий гул
и точечный удар по цветку
поднимает рыжеватое облако пыльцы
но гул заглушают
низко летящие самолёты
один
второй
третий
в их
механическом шуме
слышишь рычание ощетинившегося Крыма
я откладываю светлую поэму
...................до

до?

до следующих солнечных междометий

я хотела посвятить тебе тёмную поэму
где не будет ни одного просвета
где слова ложатся плотно
как бетонные блоки
в коченеющее мясо цемента
но ты говоришь нет ни одного просвета
я не вижу ни единого звука
и ослепшей ладонью
водишь по словесной кладке
здесь Петрушкин упомянул бы Брайля –
я не стану
читаю твое письмо:
«купил новые ботинки с продажи новой книжки.
Выжил, пережил, решил процедуру развода.
Живу один.
Единственный допустимый для меня сейчас вид интима - иметь в мозг зал.
Потому выступаю часто»


отвечаю – здравствуй
прочти только это слово
и не читай дальше
дальше много слов – глупых цветастых зряшных
и нет ни одной поэмы:
светлой поэмы
тёмной поэмы

тёмные пишутся когда уже не больно
светлые когда уже не страшно

(с) Света Чернышова

http://www.stihi.ru/2015/03/28/7834

Два предмета, два...

Два моих стихотворения попали в журнал "Вещь" в рамках поэтической антологии фестиваля "Компрос". Я часто рассказываю, что к самостоятельному письму меня вывело творчество трёх авторов, напечатанных вместе в журнале "Несовременные записки" Виталием Кальпиди. С двумя из трёх я смог познакомиться и подружиться. С Романом Тягуновым не успел.
Журнал читать здесь: http://senator.perm.ru/wp-content/uploads/vesh/Vesch_10.pdf

Profile

Умный
foxword
Сергей Валерьевич Ивкин

Latest Month

May 2015
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com